Глобальный мир
Интегральный мир
* Вверх
Какой вред наносят информационные монополии? (04.09.2018)

Какой вред наносят информационные монополии?
Скандалы способствовали увеличению недоверия к современным технологическим гигантам и росту беспокойства о масштабе их влияния.
Одна из причин этого влияния — данные. Компании являются информационными монополистами, контролирующими крупные платформы, которые, как коралловый риф, привлекают в свою экосистему пользователей, продавцов, рекламодателей, производителей. К примеру, они контролируют популярные мобильные операционные системы (и приложения), крупнейшую торговую платформу, крупнейшую социальную сеть. Через эти платформы проходят разнообразные данные большого объема, а скорость получения и применения этой персональной информации позволяет монополистам усиливать свое влияние на рынке.

Правильно ли, что несколько компаний располагают таким количеством данных и имеют такое влияние? «Данные бесплатны, — думают многие, — какой может быть вред от их сбора?» Но подобные рассуждения ошибочны. Информационные монополии создают огромные риски для потребителей, работников, конкуренции и благосостояния демократии в целом.
Ряд европейских антимонопольных служб недавно предъявил иски четырем компаниям. Антимонопольные органы Германии сделали предварительный вывод, что они злоупотребляли доминирующим положением, «сделав обязательным условием пользования социальной сетью согласие на неограниченный сбор данных».

Обычно ущерб от монополий выражается в росте цен, уменьшении количества товаров или ухудшении их качества. На первый взгляд, информационные монополии практически не способны нанести подобный ущерб. В отличие от, скажем, фармацевтических компаний.
Повышение цен — это не единственный способ, которым влиятельные компании могут нанести ущерб всему обществу.
Продукты худшего качества и меньшая информационная безопасность
В отсутствие конкурентов монополисты не чувствуют необходимого давления и могут меньше заботиться о защите персональных данных и собирать больше личной информации, чем в здоровой конкуренции.
Сбор слишком большого количества персональных данных можно считать эквивалентом слишком высокой цены. Кроме того, компании могут не раскрывать, какие данные собирают и как будут их использовать. Они не испытывают давления со стороны конкурентов, чтобы менять непрозрачную политику конфиденциальности. Даже если они улучшат положение о конфиденциальности, ничего не изменится. Распространенная сегодня концепция согласия на использование данных по факту уведомления со стороны сервиса бессмысленна в условиях отсутствия реальных конкурентов.

Слежение и риски безопасности.
На монополизированном рынке персональные данные сконцентрированы в руках нескольких компаний. Возможности потребителей получить более качественную защиту конфиденциальности ограничены. Это повышает дополнительные риски, среди них:
— Поглощение государством. Компаниям многое нужно от государства, а государству нужен доступ к данным. Когда ими располагают всего несколько компаний, растет вероятность, что компании начнут тайно сотрудничать с правительством и предоставлять доступ к персональной информации, чтобы следить за своим населением.
— Скрытый контроль. Даже если государство не может поглотить монополию, ее сокровищница данных побуждает обойти защиту и воспользоваться ими. Даже если оно не может заключить сделку, то может сделать это тайно.
— Последствия нарушения политики конфиденциальности/кражи данных. У монополистов больше стимулов предотвращать кражу информации, чем у обычных компаний. Но концентрация данных означает, что, если безопасность нарушена, ущерб будет на порядок выше. У компании, занимающей доминирующее положение, меньше причин беспокоиться, что ее клиенты уйдут к конкурентам.
— Получение выгоды информационными монополистами. Даже когда их продукты формально «бесплатны», монополии могут извлекать значительную выгоду путями, которые были бы им недоступны в условиях здоровой конкуренции.

Во-первых, они получают персональные данные пользователей, не платя за них справедливую рыночную цену. Собранные данные могут стоить гораздо больше, чем предоставление «бесплатных» услуг. Тот факт, что сервис является «бесплатным», не означает, что мы получаем справедливую компенсацию за наши данные.
Во-вторых, монополисты могут извлекать выгоду, бесплатно присваивая результаты творческой деятельности пользователей. На конкурентном рынке пользователи могли бы потребовать компенсацию и за контент, который они размещают.
В-третьих, информационные монополии могут получать прибыль от продавцов услуг (фотографов, авторов, музыкантов и веб-сайтов). В этом случае монополии получают выгоду за счет других участников цепочки создания ценности.
В-четвертых, монополисты могут зарабатывать на пользователях косвенным образом, когда высокая стоимость их рекламных услуг закладывается в стоимость продукции.
Наконец, монополисты могут получать выгоду как от продавцов товаров и услуг, так и от покупателей, способствуя так называемой «поведенческой дискриминации», форме ценовой дискриминации, основанной на прошлом поведении потребителя — его истории просмотров в браузере. Они могут использовать персональные данные, чтобы заставить людей покупать то, в чем они на самом деле не нуждаются, — по самой высокой цене.
По мере того как информационные монополии расширяют размеры своих платформ и включают в них цифровых персональных помощников, интернет вещей и умные технологии, растет беспокойство, что с помощью полученных данных они повысят свое конкурентное преимущество и влияние на рынке. В результате их прибыль увеличится за наш счет.

Утрата доверия.
Рыночная экономика опирается на доверие. Чтобы онлайн-рынки приносили пользу, люди должны доверять компаниям. Но влиятельные организации используют нашу информацию для своей, а не нашей выгоды.
Когда монополии снижают уровень защиты конфиденциальности данных ниже конкурентного уровня, некоторые потребители предпочитают «не делиться данными, ограничивать количество предоставляемой информации или предоставлять ложные данные». Потребители могут воздерживаться от услуг технологических компаний, которыми воспользовались бы в условиях здоровой конкуренции. Иначе говоря, с утратой доверия ухудшается общее благосостояние общества.

Значительные затраты третьих сторон.
— Информационная монополия, под контролем которой находится ключевая платформа может легко устранить конкурентов.
— Информационные монополии могут также причинять финансовый ущерб компаниям, стремящимся защитить нашу конфиденциальность.
— Меньше инноваций на рынках, где доминируют монополии. Информационные монополисты могут тормозить инновационный процесс.

Социальные и моральные проблемы.
Монополии могут препятствовать индивидуальной автономии граждан. Они могут определять (и ограничивать) возможности, которые доступны стартапам, пользующимся их суперплатформой.
Но вопрос автономии касается не только разработчиков приложений, продавцов, журналистов, музыкантов, писателей и художников. Речь идет об автономии каждого. Общественность беспокоит, что продукты технологических монополистов разработаны специально, чтобы вызывать привыкание, и лишают людей способности делать свободный выбор.

Политические проблемы.
Экономическое влияние часто переходит в политическое. Информационные монополии обладают более мощным инструментом: способностью влиять на общественное мнение и представления о правильном и неправильном. Соцмедиа не просто пассивно передают новости. Технологические компании могут влиять на наши мысли и чувства.
Другие подобные риски включают:
— Предвзятость. Фильтруя информацию, получаемую нами на основе наших предпочтений, монополии могут ограничивать количество мнений, которые мы получаем, что ведет к возникновению так называемых «эхо-камер» и «информационных пузырей».
— Цензура. Монополии могут с помощью своих платформ контролировать или блокировать контент, получаемый пользователями, и осуществлять цензуру информации.
— Манипуляции. Монополии могут продвигать истории, рекламирующие их деловые или политические интересы.

При более подробном рассмотрении может оказаться, что информационные монополии более опасны, чем обычные монополии. Они могут влиять не только на наши кошельки, но и на частную жизнь, автономность, демократию и благосостояние.
Хотя глобальный контроль соблюдения антимонопольного законодательства является необходимым инструментом сдерживания, одного его недостаточно.

Морис Стаки, профессор юриспруденции

Источник: https://hbr-russia.ru/innovatsii/trendy/p26751?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=my_vse_pod_kolpakom&utm_term=2018-08-24

04.09.2018
ГЛОБОСФЕРА
Просмотров: 93
[vkontakte] [facebook] [twitter] [odnoklassniki] [mail.ru] [livejournal]

* Биткоин бесплатно получить! 

Statok.net Каталог сайтов